Такие средства речи, как метафора, бред, феномен, драматичность, становятся в особенности животрепещущими в сложные периоды соц потрясений. Посреди их принципиальное место занимает оксюморон. Он до сего времени является не достаточно изученным явлением.

Взаимоисключающие понятия

Сочетание взаимоисключающих самостоятельных понятий образует оксюморон. Примеры из художественной литературы это подтверждают: «неочевидное явное» (Гете), «нарядно обнажённая» (А. Ахматова), «удовлетворенность страданья» (А. Фет), «нестерпимая лёгкость бытия» (М. Кундера).

Оксюморон представляет расположенные рядом два понятия, где одно из их определяет другое. Они взаимно отталкиваются, противоречат и логически исключают друг дружку: «маленький небоскреб», «нестерпимая красота», «неудержимый тихоня», «очередь в ад». Оксюморон в российском языке поначалу воспринимался как «неверное соединение мыслях в одно целое» (Н.Остолопов, 1821 г.). Но он независимо находился в литературе, хотя его толкования в словарях появились исключительно в начале ХХ века.

Броский художественный оборот

Поставив рядом два отрицающих друг дружку действия, что сделать не просто из-за психической инертности, мы можем сделать оксюморон. Текст, содержащий всего 2 слова, вскрывает внутренние противоречия меж явлениями, объединяя несовместимое. Оксюморон представляет собой красивый и широкомысленный художественный оборот. В заглавиях произведений классиков нередко употребляется оксюморон. Примеры из художественной литературы: «Нескончаемый тупик», «Жаркий снег», «Конец вечности». У поэтов он звучит особенно и ярко: «горьковатой мне была услада» (А. Ахматова), «печальная удовлетворенность» (С. Есенин). Предумышленное соединение в нем обратных по смыслу понятий разумеется, но выявляется и новое смысловое единство. При всем этом эффект словосочетания значительно усиливается.

Борьба определений

В оксюморонах смысловое содержание угнетается чувственным. К примеру, в сочетаниях «прелестный урод», «убогая роскошь» у второго понятия понижается значимость за счет первого. Слово «убогая» имеет слабенькое предметно-логическое значение, а в основном является личной оценкой роскоши. Но оценка может иметь чисто чувственный колер, к примеру, в выражении «Страшно рад!». А в сочетании «небольшой величавый человек» эпитет в корне меняет смысл последующего за ним сложного слова на оборотное. Без этой чувственной оценки фраза будет звучать не так красиво. Объединение противоположностей делает определенный стилистический эффект. Эмоциональное определение нередко употребляется как метафора, к примеру, в выражении «забавно печалиться».

Предумышленное создание внутреннего противоречия

В оксюморонах понятия исключают друг дружку, но при всем этом находятся в гармонии и выделяют внутренние смысловые противоречия. Если в сочетании 2-ух компонент сразу нет 2-ух разнотипных значений: чувственного и предметно-логического, то это оказывается логической ошибкой, а не реализацией художественной цели. Их неприемлимое употребление также не может сделать оксюморона. Его главной функцией является выражение дела к событию. Нереально разъяснить сущность толкования, если создатель не осознает того, о чем гласит.

Предумышленное создание внутреннего противоречия рождает оксюморон. Сочетание «белоснежная ворона» является катахрезой — стилистической ошибкой, так как в нем нет противоречия. Вероятнее всего, это неверное сочетание несопоставимых понятий. Слово «стрелять» ранее означало, что в качестве орудия применяется лук либо арбалет. Никто не гласит: «Выпустить пулю из ружья» — хотя это будет правильней. Выражение «цветное белье» стало обычным, а сначала оно было только белоснежного цвета.

Далековато не любая пара несопоставимых понятий образуют оксюморон. Примеры из художественной литературы демонстрируют, что даже величавые классики, как Л.Толстой, могут ошибаться: «…облокотивши на руку…голову…». Тут имеет место рядовая стилистическая ошибка.

Средства выразительности в российском языке

В отличие от катахрезы оксюморон парадоксален. Через него пробуют отыскать решение, совмещая «умное с глуповатым», создавая «намеренную случайность» либо перемещаясь «вспять в будущее». В психическом смысле — это единственный метод разрешения ситуации, когда «вода и пламя должны существовать вкупе».

Оксюморон содержит целый набор художественно-выразительных средств речи: иронию, метафору, феномен, аллюзию. Самой всераспространенной средой его «обитания» являются стихи. Оксюморон там встречается больше всего для сотворения смешного эффекта. Это естественно, так как феноминальная информация вызывает реакцию в виде хохота.

При первом восприятии, из-за подчеркнутой алогичности, в особенности высока значимость, которую имеет оксюморон. Примеры из художественной литературы: «одичавшей, суровой лаской полны» (Е. Баратынский), «невинная страсть» (Ф. Тютчев). Войдя в обиход, оксюмороны теряют свою остроту и преобразуются в обыденные метафоры. Некие из их оживленны во времени, могут опять возрождаться, преодолевая стереотипность в новых формах. Другие крепко остаются в роли метафор: «догорели голубые метели», «море голубое бурлит» (С. Есенин). Таким макаром, средства выразительности в российском языке могут изменяться ролями.

Где укрыт оксюморон?

Оксюмороны могут обнаружиться в самых внезапных случаях, к примеру, в жанровых обозначениях: «трагикомедия», «роман в стихах». Феноминально звучит «невыплаченная заработная плата». Живописцы нередко пользуются приемом сочетания несочетаемого. Для этого употребляются другие средства: соотношения размеров, острота силуэтов, напряженность цветов и линий, карикатуры.

Заключение

Оксюморон основан на двуедином противопоставлении, создавая из дела противоположностей единое целостное явление. Он может быть обычным приемом словоупотребления, также одним из методов осознания и отображения реальности.

Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked with *.