Анна Фрейд, исследуя брутальное желание, сделала вывод, что либидо и злость имеют один и тот же источник – безотчетное человека, также развиваются по одним и этим же законам. Стадии развития брутального влечения – те же самые, что и в развитии либидного влечения, и имеют идентичные защитные механизмы, т.к. плотно сплетены меж собой. Но брутальное желание имеет некие типичные защитные механизмы: делегирование и идентификация с агрессором.

На примере работы с детками Анна Фрейд рассматривает несколько вариантов формирования психической защиты – идентификация с агрессором:

1) Ребенок может идентифицироваться с брутальным поведением человека, которого он опасается. В данном случае, идентификация – это уподобление другому человеку через его мимику, деяния, изображение чувств. Так, ребенок, который, по воззрению учителя, «строил морды» во время уроков, всего только повторял его мимику, что стало приметно психотерапевту со стороны.

2) Для преодоления ужаса детки могут без помощи других выдумывать методы защиты от него, повторяя призрачные деяния вероятного агрессора. Девченка, которая страшилась приведений, которые по ее воззрению находились в черном коридоре, для преодоления этого места проходила его, очень размахивая руками, как мог бы делать призрак. В таких ситуациях, идентификация – это смена ролей, когда ребенок встает в позицию устрашающего объекта и сам становится агрессором.

3) Нередко детки идентифицируются не с наружным объектом, а силой его злости. Натолкнувшись на кулак учителя физкультуры, ученик пришел в школу на последующий денек с различными видами орудия, т.е. предпринял попытку присоединиться к его мощи, силе, мужественности. Реально, учитель не проявлял злость, не стремился наказать малыша, и у малыша проявилась не столько злость, сколько методы защиты от всех вероятных брутальных действий сильных парней. В таких ситуациях, идентификация – это проявление формирующегося Сверх-Я малыша, когда ученик не проявляет злость, а находит метод ее предотвращения в дальнейшем методом защиты. Кроме приобретения орудия таковой ребенок может начать заниматься спортом, усиливая свою мышечную силу.

4) В активных играх детки нередко изображают агрессоров, тренируя свое желание, хотя по отношению к ним не совершалось никаких брутальных действий со стороны взрослых либо сверстников. В брутальной игре идентификация – это типичный тренинг брутального влечения, когда внутренний агрессор может получать вид вояки, монстра либо терминатора.

Идентификация с агрессором – это обычный процесс регулирования собственного влечения, который можно тренировать при помощи фантазий, игр, занятий спортом. В асоциальной среде детки употребляют свою злость для идентификации с группой других агрессоров, чтоб быть в таковой группе «своим», частью общей брутальной силы. Идентификация в семье происходит у малыша со важными людьми, с их свойствами нрава, т.е. идентификация личности – это процесс развития малыша, приобщение к другим людям, вне зависимости от того, с каким влечением происходит идентификация: брутальным либо либидным.

Сила брутального влечения увеличивается, пока оно является запрещенным, пока ребенок не умеет им управлять, не знаком с его силой и мощью. Брутальным правонарушителем может стать как ребенок, которому категорически воспрещалось проявлять злость, так и тот, кто ее проявлял бесконтрольно и повсевременно. Криминалистическая идентификация, т.е. определение правонарушителя по отпечаткам, голосу либо другим признакам по совокупы, только останавливает его, но не помогает решить делему его злости. Психолого-педагогическую работу с внутренним агрессором, который повсевременно «рвется» проявить себя, нужно проводить с ранешнего юношества, тренируя желание, контролируя его и управляя им.

Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked with *.